Домой Новости Остин Хилл рассказал про риски и безумие на рынке инвестиций ICO

Остин Хилл рассказал про риски и безумие на рынке инвестиций ICO

56
0

Остин Хилл обожает криптовалюту, новую экосистему для денег, выросшую на основе безопасных и прозрачных технологий, таких как блокчейн. Криптовалютные инновации вызвали сильный интерес со стороны инвесторов и привели к появлению таких валют, как Биткойн и Эфириум.

Основанием технологии блокчейн служит цифровая учетная база данных, использующая цепь распределённых компьютеров для публичной записи каждой транзакции. Это безопасно, и позволяет совершать цифровые транзакции [для покупки] товаров, игр, и онлайн развлечений. Защищённая платёжная система подстегнула другие инновации, и это привело в восторг таких людей, как Хилл.

Хилл уже давно занимается криптовалютами. Он был CEO и основателем компании Blockstream, собравшей $77 млн. на работу над инфраструктурой Биткойна. На текущий момент он венчурный капиталист и партнёр в Brudder Ventures в Монреале.

Но он также один из людей, которых волнует будущее криптовалюты, поскольку в область ICO переметнулось множество нечистых на руку игроков. Хилл наблюдает огромное количество глупых денег, размещаемых в нерегулируемых ICO-проектах, где мошенники собирают средства и затем исчезают. Он предупреждает, что расплата грядёт, и она может выглядеть как очередной крах доткомов. Я поговорил с ним по телефону. Ниже отредактированный текст нашей беседы:

VentureBeat: Как вы сейчас смотрите на рынок ICO?

Остин Хилл: Все это напоминает повторение пузыря доткомов. Абсолютно неудобоваримый микс из нелегальных, аморальных, неприкрытых мошеннических схем, проводящихся в крупных масштабах. Кажется, это продолжится.

VB: Определённо, это золотая лихорадка. Полное безумие. SEC вступила в игру, но кажется, их заявление не произвело должного эффекта.

Остин: Их заявление и подход насчёт The DAO из Ethereum послужило некоторым предупреждением, но в при той же самой ментальности «Золотой Лихорадки» есть масса предпринимателей, считающих так: «Слушайте, да это же буквально бесплатные деньги!» Существуют вполне реальные причины для существования регулирования со стороны SEC. Некоторые инвесторы, некоторые люди сказали бы «У правительства нет причины навязывать контроль по защите нас от мошенников. Правило аккредитованного инвестора абсурдно. Почему бы не позволить участвовать всем?»

Однако, к сожалению, реальность ситуации такова – Я в этой индустрии на протяжении многих лет. Я основал самую большую и самую старую шифропанк-компанию в мире, занимавшуюся чистыми и прикладными исследованиями в области шифропанк-технологий. Мы пытались создать Bitcoin задолго до того, как появился Bitcoin. Мы пытались создать е-кеш. Мы работали над созданием Tor до того, как появился Tor. Это было в далёком 1997 году. Я собрал $70 млн. венчурного капитала на шифропанк-технологии. Я бы никогда не стал продавать или обещать потребителям какую-то часть из этого, потому как юридическая проверка технологии, которая была необходима для отделения факта от вымысла, была невероятно сложной.

Вернёмся назад во времени, в 1998 году существовала канадская компания Jaws Technology, она управляла своей собственной криптовалютой, а также числилась в публичных списках на Ванкуверской фондовой бирже и в списках рынков малой капитализации Nasdaq, что было миниатюрным примером памп и дамп схемы. Они подстрекали прессу, рекламировали себя, а их фундаментальная наука была полностью фальшивой. Каждый компьютерный учёный в мире мог бы сказать, что это было абсурдно. Всё же, розничные инвесторы вложили тонны денег в это, потому что они могли. Это был пик роста доткомов. Они подняли руки вверх и сказали: «Миру необходимо шифрование и мы изобрели своё собственное! Весь мир будет использовать наше шифрование!». Любой, кто потратил бы тогда более пяти минут изучая их проект, знал, что они были попросту продавцами несуществующей панацеи, однако у них была возможность пробраться к публичным рынкам и средствам, и они управляли мошеннической памп-и-дамп схемой.

И сейчас мы видим, как воссоздаётся та же самая схема. Мы заметили большое количество добродушно настроенных, однако невежественных молодых предпринимателей, видящих дармовые деньги при проведении ICO. Они выкладывают для широкой публики техническую документацию новоиспеченного стартапа, и если честно – в некоторых случаях – у них даже добрые намерения. Их цель не в том, чтобы создать мошенническую схему. Однако, они не знают того, чего им пока не дано. Они представляют ICO на обозрение публики с целью  быстро заполучить деньги. Ну и, в других случаях я бы не был столь щедр, но сейчас… – существуют неэтичные люди, которые разработали эти ICO-проекты в качестве способа доить деньги из неискушённых инвесторов.

Также есть несколько хорошо осведомлённых инвесторов, а также очень хорошо проинформированных советников, которые там, на улицах, нанимают молодых предпринимателей, и они буквально говорят этим молодым предпринимателям:

«Не беспокойтесь про венчурный капитал. Забудьте про целеполагание. Забудьте о доказательствах вашей компетентности. Забудьте обо всём. Я помогу вам собрать 20 или 30 миллионов зелёных через ICO».

Эти парни выгребают свои миллионы из дырки на другой стороне стартапа. Они берут со всех этих компаний мзду. Они берут премайненные токены или токены «уровня основателя» с возможностью продать их без проверки прав владения. Так как нет никакой прозрачности, никакого бухучёта, эти парни рыскают по рынку и находят идеи, которые кажутся аппетитными или раскручиваемыми. Они бегут к этим предпринимателям и говорят: «Я вам помогу собрать 20 миллионов без сомнений. Я помогу вам провести продажу токенов». Эти парни внутри компаний собирают себе комиссии, токены, и работают с весьма маленьким риском и обычно сильно стараются сделать так, чтобы не оказаться в списке сотрудников или не быть как-то связанными со стартапами, так что компания сама несёт все юридические риски, в том числе риск принудительного исполнения условий, в то время как они уже занимаются очередным ICO. Сейчас весь рынок сильно засорен.

VB: Эти парни, с которыми я говорил на прошлой неделе, красиво излагают, однако насчёт них определённо стоит беспокоиться.

Остин: Я сейчас могу обернуться и посмотреть в прошлое на выгоду от того, что, как я надеюсь, является мудростью, или как минимум историей. Мы разработали систему Zero Knowledge (Нулевого Знания) тогда в 1997, чтобы развить приватность и криптографию военного уровня в Интернете. Мы специально разместились в Канаде, так как Канада в плане экспорта криптографии была известна более мягким законодательством, нежели Штаты. На тот момент правительство США заблокировало PGP и собиралось предотвращать экспорт криптографии.

Юрисдикционный арбитраж, имеющий место сейчас, весьма интересен. Однако в конце это уже не будет иметь значения. Даже несмотря на то, что большинство из этих ICO пытаются базироваться в Швейцарии, по примеру Эфириума, – Виталик Бутерин и Эфириум искали юрисдикцию которая даст им свободный ход, и они нашли искомое в долине Zug, в Швейцарии. Большинство из этих крипто-ICO играют в юрисдикционный арбитраж и пытаются запуститься в правильной юрисдикции.

Но правительству США наплевать. Акт Хэтча в интерпретации SEC послужит большой дубинкой в случае, если они решат его использовать. Если честно, правительство США уже таким занималось. Они это делали с онлайн-покером. Они начали арестовывать исполнительных директоров, которые приезжали в США. Они стаскивали их с самолётов. Вы приземлились в Техасе? Мы арестовываем вас за управление игорным сайтом. Я думаю, мы ещё увидим нечто подобное в связи с ICO-лихорадкой.

Есть большое количество рисков, связанных с законом. Но, в конце концов, законодательный риск мал в сравнении с реальным риском, и заключается он в том, что строить стартапы — сложно. Я был венчурным капиталистом. Я был ангел-инвестором. Я сидел на другой стороне стола и смотрел на то, чего стоит выстроить успешную компанию или команду. Сложно всё сделать правильно.

Если вы взглянете на недавние отчёты Фонда Кауффмана, что-то около 4 процентов венчурных денег считаются приносящими 95% прибылей. Выбор выигрышной команды действительно сложен. Выбор команды, которая может создавать софт, настолько же сложен. Среднестатистический потребитель – если вы выдвигаете на рынок или продвигаете инвестирование в ритейл или стартап, у них нет возможности взглянуть на этот риск. В итоге получается, что ваша главная цель — спекуляция или инновация. Это плохо для индустрии.

В дополнение к сказанному, существует тонна рисков, связанных с предоставлением компаниям слишком большого капитала без контроля за его сохранностью. Существуют риски выхода, а также риски будущего финансирования. Я думаю, что большинство из этих компаний, собирающих деньги через ICO, закрывают перед собой дверь к традиционным M&A выходным путям, и если им в будущем понадобится капитал, они будут изгнаны из большинства форм традиционного финансирования. Как только вы проводите ICO, это может оказаться последним раундом финансирования, который компания сможет провести. Если всё сложится, и у токенов через 2 года всё ещё будет некоторая стоимость, то возможно всё это сработает для нескольких компаний, но большинство из них, скорее всего, истощат свои кошельки и останутся без вариантов получить финансирование.

VB: Если вы посмотрите на капитализацию криптовалют, то не скажете, что «Возможно, верхняя пятёрка криптовалют стоит доверия». Вы смотрите на всё это и думаете, что вся эта индустрия полное сумашествие.

Остин: Для большинства случаев, это карточный домик. Есть четыре или пять проектов, которые на самом деле добавили инновацию в компьютерную науку, или занимаются чем-либо прорывным. Помимо того, ни одна из тех компаний никогда не была в состоянии ответить на вопрос «Зачем вы создаёте свою собственную валюту?» Разве что для того, чтобы провести свою собственную «быстро-разбогатей» мошенническую схему или эксплуатировать глупые деньги, не требующие традиционных контрольных пунктов или подтверждения.

Zcash? Они создали инновацию в виде Z-Snarks. Эфириум? Я не согласен со всем, что совершил Виталик, однако на лицо явная инновация. Биткойн? Революционная инновация. Вы можете, наверное, посчитать на пальцах одной руки все проекты, которые создали нечто новое и уникальное. Остальные либо форкнулись от них, либо скопировали что-то ещё, или продают публике документацию, с недоказанной наукой, полной ошибок. Причина для создания собственной валюты — это сокращённый путь, за который платят спекулянты, мало заботящиеся о рисках – что может в свою очередь, на манер коллапса Доткомов, навредить всей экосистеме на срок в несколько лет, как только пузырь лопнет – даже если у него были хорошие намерения. Как я и сказал, многие из этих людей не понимают того, чего они не понимают. У них наилучшие намерения, и их завербовали.

VB: Как же тогда всё разрешится? Мы видели влияние рыночных сил во время краха Доткомов.

Остин: Во всём этом играют роль сразу несколько факторов. Первое, у нас имеется существенное одобрение богатства в крипто-пузыре как таковом, в том смысле, что у нас имеются люди – я связан с фондом венчурного инвестирования. Я недавно искал кого-то на работу над инвестициями в крипто-пространстве – нашёл человека в 20 с лишним лет, что сделал миллионы на спекуляциях криптовалютами – но технические навыки, рыночный опыт для оценки рисков или проведения юридической экспертизы, у него не были выработаны; это было нечто вроде «я счастливый игрок в этой индустрии», в чём, как мне кажется, есть риск.

Забавно то, что я это уже видел. В ранние 2000-е, появилась волна онлайн-игроков в покер, которые ухватили удачу за бороду. Эти чуваки делали миллионы баксов в онлайн покере, потому что все остальные люди ни черта не смыслили в онлайн покере. Они могли делать тонны денег в год, но это были просто лёгкие деньги. У них не было к ним уважения. В долгосрочной перспективе, почти все до единого, все они потеряли почти все свои богатства. Для них они были как кредиты в игре. Некоторые из этих экспертов были в буквальном смысле парни, переместившие точку приложения своих навыков от компьютерных игр к онлайн-покеру. Для них это была очередная игровая валюта. У них не было уважения к самому процессу заработка денег.

То же самое мы наблюдаем и в криптовалютах. Многие из этих побед, многие из этих циклов инвестирования, исходят от людей, которые сделали 80000% прибыли на Эфириуме. Они такие заходят и говорят «Окэй, я не против рискнуть четвертью миллиона долларов в новом ICO и попытаться приумножить деньги». Искусственный, фальшивый рынок должен рано или поздно удариться о стенку.

Я не знаю, что послужит причиной. Разве не достаточно всех этих проектов, о которых сообщают как о мошеннических? Достаточно ли тех, кто не создаст никакой продукт? Посмотрите на Tezos. Они собрали $240 млн. на абсурдную, сумасшедшую идею – я показывал их белую книгу компьютерным учёным, а так же и другие белые книги аналогичных проектов, и они просто смеялись. Они шутили, что всё это, должно быть, написали дети. Большинство из этих стартапов скопировали и вставили идеи из чьих-то докторских работ, и попытались представить это как стоящую идею, в то время как не было чёткого научного базиса, подтверждавшего её. Тем не менее, они и другие люди собирают сотни миллионов долларов. В какой-то момент всё это лопнет.

VB: Сегодня я делал новость о прибылях корпорации Nvidia, и мне удалось поговорить с их директором. Он сказал, что корпорация заработала около $200 млн. на продажах железа, способного майнить криптовалюты. Тренд всё ещё силён.

Остин: Тем не менее, это не изменится. Фундаментальные принципы, на которых стоит криптовалюта, или же настоящие криптовалюты – Биткойн, Эфириум, реальные криптовалюты, имеющие какую-то полезную функцию – не изменятся. Вызов заключается в ожиданиях рынка и накачке, и людях, что пытаются заработать на всём этом, что сильно преувеличивает истинную пользу всей индустрии в данный момент.

VB: У нас начались бы проблемы, если бы его компания начала раздавать бесплатные графические карты своим клиентам, а они платили бы взамен частью намайненного.

Остин: Точно. А ему нет необходимости так поступать. Неделю или две назад была статья о том, как одна группа майнеров криптовалюты всерьёз наняла Боинг 747 для полётов по Европе и скупки графических карт. Время доставки было слишком долгим при стандартном заказе, так что они наняли свой собственный самолёт.

VB: Это всегда забавно… какое-то время, но так или иначе кто-то проиграет.

Остин: Как вы отделяете зерна от плевел? Как вы различаете добрые мотивы от злонамеренных? В Биткойн индустрии есть множество людей, которые предупреждали Виталика, что он нарушает законы США, вне зависимости от того, как он структурировал свою компанию в Швейцарии. Мы беспокоились, что его арестуют. Теперь, когда Эфириум нашёл столь широкое принятие среди людей и в среде банков, вероятность того, что его арестуют, или что проект будет атакован — крайне низка. Так или иначе, кто следующий? Точно известно, что SEC хотят регулировать всё это.

VB: Как бы вы описали себя и чем вы занимаетесь, касательно криптовалюты?

Остин: Я предприниматель и венчурный капиталист.

VB: Вы просто внимательно следите за криптовалютным пространством? Или же ещё и активно в него инвестируете?

Остин: И то и другое. Я был со-основателем и директором стартапа Blockstream, который был самым финансируемым в индустрии Биткойна. Мы собрали $77 млн. ради улучшения инфраструктуры Биткойна.

 

Источник: cryptocurrency.tech