Домой Новости Итоги Blockchain&Bitcoin Conference Russia 2017

Итоги Blockchain&Bitcoin Conference Russia 2017

40
0

15-16 ноября в Москве состоялась Blockchain&Bitcoin Conference Russia 2017, собравшая более 1000 участников и более 60 экспонентов. Конференция имела два трека: Fintech&regulation и Product.

Первый день конференции был посвящен обсуждению проблем проведения ICO, инвестирования в криптопроекты, а также разбору практических кейсов проектов и лайфхаков.

Второй день конференции был не менее насыщенным, главным гостем стала Элина Сидоренко. Она выступила ближе к завершению конференции и дала ответы на многие вопросы, которые обсуждались в течение двух дней конференции.

На треке Product выступил Игорь Матюхин (CEO Esonics), который раскрыл правовые аспекты регулирования ICO. Игорь привел примеры иностранного и российского регулирования. Также указал, что токены бывают разными, поэтому их регулирование не должно быть одинаковым. Например, токены-акции (Starta, TheDAO) или протокольные (Gnosis). Также Игорь предложил варианты регулирования: не переписывать Гражданский кодекс или принимать отдельный закон о криптовалютах, а отнести криптовалюты и токены к «иному имуществу» (ст. 128 ГК), решать вопрос с налогообложением (максимально лояльно), создать благоприятные условия для самоорганизации и саморегулирования индустрии. В конце выступления Игорь сказал, что время «продажи обещаний задорого» проходит и инвесторам нужна надежность, поэтому токенизация реальной экономики – это будущее.


В России


В мире

В законодательстве нет определения денежного суррогата, криптовалюты и виртуальной валюты.

Категорический запрет только в отдельных юрисдикциях.

Сделки с криптовалютами не запрещены. Однако их использование в сделках является основанием для рассмотрения вопроса об отнесении таких сделок к операциям, направленным на отмывание доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Признание законным средством платежа и специальное регулирование только в Японии.

Операции, связанные с приобретением или реализацией криптовалют, относятся к валютным операциям и должны осуществляться через счета резидентов, открытые в уполномоченных банках.

В Евросоюзе криптовалюты были приравнены Европейским судом к валютному активу, поэтому транзакции не облагаются НДС. А в Швейцарии криптовалюта определяется как иностранная валюта.

Трек Fintech&regulation начался с заявления Ольги Сидорковой (участник рабочей группы Райффайзенбанка). По ее словам, Россия первой в Международной торговой палате применила блокчейн в торговом финансировании. Далее выступали представители крупных банков, финансовых структур и криптопроекты.

Алексей Чубарь, начальник управления цифровой трансформации рассказал про кейс «Цифровая банковская гарантия». По 44 ФЗ реестр подписанных эцп документов должен хранится в реестре, получается что на данным момент он лежит фактически в открытом доступе на сайте. Люди переписывают в нем даты и снова подают и для безопасного хранения и учета таких документов идеально подходит блокчейн. Также его внедрению способствует 125 ФЗ (дистанц.открытие счетов коиентам на основе биоидентификации). Поэтому технология перспективная и ее использование банками в ближайшем времени возможно.

Далее выступал Алексей Благирев, директор по инновациям Банка «Открытие». Он заявил, что эфир хорош для применения физическими лицами, а Corda + эфир — для юридических лиц. Фундаментальные проблемы в Corda решены таким же образом как в мастерчейне Банка России, она — это следующий этап после блокчейна (вернее будет сказать — имеет мало общего с публичным блокчейном — прим. ред.), потому что каждая нода идентифицирована (PoW не нужен), нет криптовалюты и майнинга, нет последовательности блоков (есть состояния, потоки, нет единого отсчета времени). 

Corda по принципу похожа на Tor, но у регуляторов есть доступ к ней. Уже сейчас в ней 60 приложений, из них только треть сделана R3, остальные – другими членами. R3 – это интернет финансовых транзакций, в него входит 16 регуляторов по миру и доступ есть только у членов.

Александр Федонин, директор проектов Центра Перспективных Разработок Внешэкономбанка, рассказал о примере внедрения технология на банковские рельсы. 

«В блокчейн мы ставим только легкую бизнес-логику, там нет и не должно быть конфиденциальной информации. А в приложения ставим тяжелую бизнес-логику и конфиденциальную информацию» — так начал он свое выступление.

Привел немного фактических характеристик:

  • базовая платформа — exonum и немного Ethereum (PoA).

  • 3000 операций в секунду

  • 2 секунды на добавление блока

  • стоимость транзакции — 0.23

  • асимметричное шифрование (приложения) – ГОСТ 34.10-2012

  • блочное шифрование (приложения) — ГОСТ 28 147-88 ( 34.12-2015)

  • Блокчейн – ГОСТ 34.10-2012. ГОСТ 34.12-2012 

Используется только российская криптография (российская хэш-функция стала международным тандартом ISO). Сейчас прорабатываются вопросы: сертификации у регуляторов, разработка бизнес-приложений и предложения по регулированию.

Артем Жилин, CTO Gelios.io, привел примеры проектов, которые закрылись. А также привел причины, почему невозможно сделать полностью децентрализованную финансовую площадку:

  • большое количество исключений в кредитных продуктах;

  • необходим скоринг;

  • если скоринг не нужен, то должна быть система траста, а значит хороший KYC;

  • дублирование аккаунтов. 

Жанна Томашевская рассказала, что триггером внимания к ICO выступил выпуск Службой внутренних доходов США (IRS) руководства по налогообложению операций с битконйами и другими виртуальными валютами в 2014 году, а также первое дело SEC о мошенничестве при первичном размещении токенов (ICO) в 2017 году.

В 1946 году SEC ввела тест Хоуи, в соответствии с ним токены приравниваются к ценным бумагам, потому что отвечают условиям теста:

  • вложение денежных средств (любая форма встречного представления= «деньги»);

  • совместное предприятие (срабатывает если сеть не развернута или оперирует в тестовом режиме);

  • ожидание прибыл (прямое обещание прибыли, равные выплаты всем держателям токенов);

  • прирост прибыли исключительно за счет усилий третьих лиц (нет права голосовать относительно использования средств, нет права опеределять функциональность).

В США считают, что токен может быть ценной бумагой. Чтобы считаться ценной бумагой, нужно пройти тест Хоуи. Чтобы не столкнуться с требованиями SEC, необходимо либо не включать американских инвесторов, либо удовлетворять требованиям для исключения.

И наконец, выступила самый ожидаемый гость — Элина Сидоренко, руководитель межведомственной группы ГД РФ по оценкам рисков оборота криптовалюты.Она говорила о самых острых проблемах отношения государства к цифровой валюте. Круг проблем поделен на технологические, экономические и правовые аспекты. Последние были раскрыты более полно и охватили большую часть вопросов, на которое криптосообщество хотело услышать ответы.

Подводя общий итог, можно сказать, что цифровую экономику со всеми вытекающими процессами и продуктами ни в одном развитом государстве не отвергают, но пытаются найти методом проб и ошибок лучшее решение. Эксперты сходятся на том, что регулирование необходимо, чтобы нивелировать мошенничество с критовалютой. 

Самым перспективным в ближайшее время направлением станет токенизация реальной экономики, и этим должны заниматься лучшие умы. Блокчейн не является универсальным решением и для государства более интересны его реализации на нефинансовых операциях. В частности, это практика команд, работающих над подобными проектами для ВЭБ.

Источник: bits.media